Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Фотографические байки

В середине 80-х пришлось мне выполнять заказ журнала «Советский экспорт». Надо было в нашем порту снять корабль, который перевозил на Кубу наши Москвичи и Волги. Видимо редактор видел в заграничном журнале рекламную фотографию, как японцы перевозят в Америку свои авто. Я видел такие фото. Необычайно эффектные – снято с воздуха, видна палуба судна, вся сплошь уставленная разноцветными машинками. Очень красиво! Вот и наши решили – наверняка мы тоже так можем, ведь и мы переправляем морем на ту же Кубу шедевры нашего автопрома! Вот и прислали письмо – хотим фото с кораблём и машинками!
Оформив это письмо в порту, получив всяческие допуски и разрешения, я пришел на пирс и взобрался на судно, уже почти готовое к отплытию. На вахте показал письмо со всеми резолюциями и допусками. Вахтенный забрал мой паспорт и пропустил на судно.
И вот тут начались мои мытарства. Выяснилось, что наши машины везут не на открытых палубах, а в трюмах. А трюмных палуб было несколько. Первые (сверху) ещё не вполне были готовы, а нижние уже были забиты до отказа (кстати, я там среди легковушек увидал ещё и пару БТР-ов). Вот туда меня и проводили.
Темно… Кое-где горят лампы аварийного света. Потолкавшись среди закрепленных машин я понял – снять я тут ничего не смогу. Я-то готовился снимать при дневном свете! И снимать-то надо было на слайд! Вобщем, горел я синим пламенем с этой съёмкой! Но долго думать не приходилось и я решил: живу я неподалеку от порта, время было ещё утреннее, и я прикинул – съездить домой, взять вспышку – от силы час. Вернусь и хоть что-нибудь, да сниму.
Так и сделал. Вахтенному сказал что мне надо отлучиться, паспорт забирать не стал и уехал. Через часа полтора вернулся со вспышкой. Тот же вахтенный молча пропустил меня на судно. Спускаюсь на нижние палубы и начинаю снимать. Я к тому временя придумал, как снимать интерьеры при помощи только одной вспышки. Устанавливаешь камеру на штатив (а снимал я тогда Мамией), открываешь затвор (он, как известно у Мамий на объективе Сейко) и ходишь по углам, пыхаешь вспышкой. Чтобы равномерно осветить все углы на каждый кадр приходилось делать по паре десятков таких пыхов. Хожу я так, хожу, сделал несколько кадров и вдруг обратил внимание на странную тишину. До этого звуки были – на верхних палубах что-то стучало, громыхало, а тут вдруг тишина…
Но я уже почти закончил, свернул барахло и полез наверх. Там мне стало уже страшно. Я один раз уже поднимался наверх, но тогда оттуда проникал свет. А теперь только немногие лампы светили аварийным светом. Наконец я добрался до верха и пошел к вахтенному. Подхожу. Вахтенный посмотрел на меня и тогда первый раз в жизни я увидал как у человека глаза становятся квадратными. Матрос на вахте стоял другой. Тот, который меня пропускал, сменился. А новому вахтенному он забыл сказать, что на судне работает фотограф – я снимал долго и обо мне все забыли!
- Ты кто?
Я ему объяснил, показал разрешение, показал где лежит на вахте мой паспорт. Тут он дико заржал.
- А ты знаешь, что мы через полчаса отваливаем! И знаешь ли ты, что через десять минут закрываются все палубы и опечатываются! И ведомо ли тебе что до Кубы полторы недели ходу! И если бы ты захотел выйти минут на 20 позже, то дошел бы до первой задраенной двери на своей нижней палубе.
Нет, ничего этого я не знал.
В Москве, в редакции «Советского экспорта» редактор разочарованно посмотрел мои слайды, чертыхнулся, подписал мне командировочное и холодно попрощался.
И вот с тех пор меня мучает вопрос: а смог бы я тогда протянуть эти полторы-две недели без воды и еды!