Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Продолжение переписки с сыном (философичное)

Продолжаем приятный философический разговор
Помимо всего, я развивал свой вкус, занимаясь творчеством – в детстве ходил во Дворец Пионеров в художественный кружок, часами бродил по музеям, а потом, некоторое время, занимался художничеством. Это обогатило мой художественный вкус. (Ты в детстве тоже пытался заниматься искусством, так что в этом плане мы шли одной дорогой). И, согласись, что, если таким образом совершенствовать свой вкус всю сознательную жизнь, коей к этому времени набралось более сорока лет, количество всех этих накоплений превращается в качество. Стало быть, я могу с определённой долей уверенности сказать, что я в этом отношении в гораздо более выигрышном положении, чем ты. Вне зависимости от того, что вкусы бывают разные, мой вкус будет отличаться в определённую сторону от твоего. Просто в силу того, что мой багаж посолиднее. Вот поэтому, когда у тебя, с точки зрения вкуса, возникает сомнение – хорошо это или плохо, у меня таких сомнений будет гораздо меньше. Я могу оценить качество вкуса и того, кто в своей квартире косит под Лувр, и того, кто, покупая мебель, сообразуется с модными журналами. В одном ты прав. Вкусы разных возрастов порой диаметрально отличаются друг от друга. Но только в силу тех обстоятельств, о коих я написал выше – молодёжный вкус ещё неразвит, поэтому он определяется текущей модой. Тут особо думать не надо – тебе предлагаются готовые решения. Вкус человека, обогащённого жизненным опытом, гораздо изощрённей, но и консервативней вкуса молодого человека. И это закон природы. Глупо спорить, чей вкус лучше. Молодой человек возмужает, обогатится опытом, и его вкус непременно станет другим - как правило, более консервативным, чем был у него в молодости. Ещё Черчилль сказал: «Глуп тот, кто в молодости не был либералом, а к старости не превратился в консерватора».
Так вот, Илья, понимая всё это, я и не собирался навязывать тебе свой вкус. Просто иногда я констатировал, что в силу объективных причин, он ещё не развит в достаточной мере. И это совсем не значит, что он хуже или лучше моего. Просто он другого качества.
Теперь о твоём тезисе, что «жизненный опыт не всегда измеряется прожитыми годами». Всегда, Илья! Всегда измеряется прожитым временем. Только одно время может быть гораздо более насыщенней другого. Опыт, приобретённый за месяц где-нибудь на войне, может равняться годами опыта мирного времени только потому, что события военного времени во много раз концентрированней событий мирного. Но всё равно это время надо прожить – так что только прожитым временем определяется жизненный опыт. Ты можешь возразить, сообразуясь с этим моим утверждением, что опыт молодого солдата, воевавшего в Чечне, несоизмеримо больше опыта зрелого человека, никогда не попадавшего в экстремальные обстоятельства. В определённой степени это так, но тот опыт, который приобретён в этих конкретных условиях, совершенно не тождествен жизненному опыту. Он даже бесполезен в качестве жизненного багажа. Впечатлений, если выжил, он добавляет, практической пользы – никакой. Поэтому, когда ты утверждаешь, что у президента другой жизненный опыт, нежели у обычного гражданина, ты прав только отчасти, потому что опыт, приобретённый президентом во время исполнения его специфических обязанностей, совершенно бесполезен в применении к обычной жизни, а, следовательно, и не нужен, после окончания его полномочий, даже ему самому. И потом почему ты решил, что он решает возникающие проблемы каким-то особым способом? Я думаю, что решает он их на основе собственного опыта, приобретённого в допрезидентской жизни. Собственно, какие у президента проблемы – взаимоотношения с соседями? Престиж семьи? Забота о кошельке? Выстраивание отношений в семье так, как ему кажется, будет оптимальным? Возьми любую государственную проблему, она совершенно копирует проблемы каждого простого человека, только, повторяю, масштабы и ответственность разные. Багаж решения тех или иных обычных проблем, которые приходится решать в течение обычной жизни человека – вот что является бесценным жизненным опытом. И только жизненный опыт может служить основой для решения и всех специфических задач.
И именно это я имею в виду, когда говорю, что жизненный опыт измеряется прожитыми годами. Вобщем согласись, что это аксиома – жизненный опыт молодого человека куда скуднее опыта зрелого человека. Подытоживая эти мои рассуждения, я думаю, можно с уверенностью сказать: жизненный опыт – это житейская мудрость. И там, где молодой человек может предусмотреть два-три  способа решения какой-нибудь проблемы, человек, обогащённый житейской мудростью, всегда найдёт более успешное и оптимальное её решение.
Так что, это никакой не диктат, и не деспотизм. Это простое желание поделиться своим опытом, который в общем плане является универсальным для всех людей. Но совершенно естественно и чувство протеста, когда тебе навязывают свой жизненный опыт. Ты прав, тут интонация играет наиважнейшую роль. Как правило, старшие делятся опытом с младшими в назидательном тоне. Человек уже не вникает в смысл, ему претит тот тон, которым преподносятся прописные истины. И этим грешат многие зрелые люди.  Тут уже проблема интеллекта, как поделиться своим опытом, не вызывая протеста.
А это уже другой вопрос.
Любимая работа, это такая же Божья награда, как хорошая жена. Не каждому она достаётся. Но нельзя этот аспект рассматривать в отдельности от всего другого. Любимая работа была и у академика Королёва, но в лагерной шарашке. Успешность в жизни в том и состоит, чтобы у тебя всё было в комплексе – любимая работа, хорошая, и тоже любимая жена, благополучные дети, вкупе с собственным неущемлённым достоинством. К этому надо стремиться, и к этому я тебя призываю. Другое дело, что по некоторым причинам тебе пока не удаётся осуществить это в полной мере. Но такое стремление должно быть и ты меня заверил, что у тебя оно есть. И слава Богу! Но осуществляют это разные люди по-разному. Достойно это делать много труднее, иногда вообще неосуществимо. Порой нужно маневрировать между принципами, которыми ты руководствуешься и реалиями жизни. Вот в этом случае как раз и незаменим жизненный опыт, коего у тебя пока недостаточно. Можно упереться рогом и сказать – так поступить я не могу, потому что это будет не по-божески, то есть плохо. А если подумать над тем, что если я не осуществлю того, что мне нужно, из-за невозможности поступиться принципами, может будет ещё хуже? Семье, моим детям, близким, благополучие которых для меня должно быть превыше всего? Жить, руководствуясь только одними своими принципами, невозможно. Тому, кто следует этим путём, я лично не завидую – это несчастные люди, гонимые, непонятые и отвергаемые обществом. Таких во все времена было считанные единицы. Их называли праведниками, и они, как правило, не находили себе места в обществе. Оно их не принимает, и терпит только тогда, когда они скрываются с глаз долой. У них был единственный выход – одиночество в скиту. Только там можно было жить, не сталкиваясь с реалиями жизни, которые заставляют всех других время-от-времени поступаться своими принципами. Конечно, есть такие принципы, поступиться которыми невозможно, иначе ты потеряешь себя. Не о них идёт речь. Вот есть такое понятие, как «Итальянская забастовка». Объявляя её, работники начинают буквально следовать всем инструкциям, предписывающим правила выполнения работ и распорядка. Производство мгновенно останавливается. И претензий к забастовщикам не может быть предъявлено никаких – они точно следуют установленным правилам. Так и в обычной жизни – следование всем правилам, соответствующим твоему мировоззрению, может твою жизнь превратить в нелёгкое испытание. Пойми, общество настолько несовершенно, что подходить к своему существованию в нём с совершенным мировоззрением пока рано. Или ты живёшь в этом обществе, или оно отвергает тебя. Нести свет в него можно, но жить надо по его правилам. И в таких случаях правильно поступить как раз и помогает жизненный опыт. Я опять-таки, Илья, не навязываю тебе способа решения проблем. Я просто делюсь своим жизненным опытом. Твоё дело, как поступать. Меня интересует только результат. Процесс меня не интересует. Только теперь, зная, как ты собираешься жить, я  буду иметь представление, какими усилиями это было достигнуто.

Рассказ

Было это давно, лет десять назад, ещё на старой квартире.
В квартиру над нами въехал парнишка лет 20, студент. Кажется, он учился на художника. До этого все тридцать лет, что мы там прожили, обитала тихая старушка, которую не было ни видно, ни слышно.
 Со студентом мы пару раз столкнулись на лестнице и он произвел на меня приятное впечатление своей серьёзностью и, что редко в наше время, воспитанностью – он со мной здоровался!
 Как-то в пятницу, когда наступает блаженное время окончания рабочей недели и можно после обеда вздремнуть возле телевизора, что я и делал, с кухни раздался истошный вопль жены – Игорь!!! Иди сюда скорее!
Мало соображая спросонья, я рванул на кухню  и посмотрел на указующий перст супруги. На потолке расползалось огромное водяное пятно и кое-где уже капала вода! Со свойственной мне проницательностью я сразу сообразил – нас затапливает! И течет вода от студента!
В голове полетело: пятница – раз, никто не работает, два – подвал закрыт на замок (тогда была борьба с терроризмом), три - как отключить воду, четыре – голову откручу паршивцу! Выскочил на лестницу, взлетел этажом выше, колочусь в дверь, уже чувствуя, что это бесполезно. Слетаю вниз – подвал конечно закрыт. Опять взлетаю к себе на четвертый этаж и звоню в аварийную службу. Дозваниваюсь. В панике кричу, чтобы мне срочно прислали роту сантехников спасать меня от протечки. А мне спокойным голосом сообщают, что у них он всего один и тот в разгоне – аварии там-то и там-то и ещё в двух местах. Я ошалело спросил – чего же мне делать? Ведь меня затопит!!! На другом конце провода равнодушно ответили: - Ждите!
Я понял, что ждать мне нечего.
 Пошел вниз, сбил молотком замок, вычислил в темноте, где может быть на магистрали наш крантик, закрутил его и пошел к себе ждать, когда явится домой сосед и приедет аварийная служба.
 Оба появились почти в одно время. От невероятности случившегося с нами (до этого нас ни разу не заливали), я студента сразу убивать не стал, а только заикающимся голосом спросил его, что же он гад, сделал такого, отчего в нашу квартиру хлынул Ниагарский водопад!
Выяснилось, что у студента пятница – день постирушки. Замочив в ванной белье, он отлучился по своим, студенческим, делам. А не до конца закрученный кран, закрытая пробкой ванна и её неисправный слив и привели к катастрофе. Я пригласил студента к нам, чтобы он полюбовался на результаты его пятничной постирушки. Он пришел, понуро посмотрел наверх, на потолок, и сказал: «Я же не нарочно!» Заметив ему, что сделай он это нарочно, я бы здесь с ним не разговаривал, а гонял бы по нашей улице с топором в руке. Он, ещё более понуро, пробормотал: «Я ведь не нарочно!»
 Явившийся за ним сантехник, пьяно икнув, изрёк: «Чего по пустякам вызывают!»
Пошел в подвал, открыл крантик и ушел, заколотив дверь.
 Придя в себя после этого происшествия мы с женой решили пока студенту сохранить жизнь. Уж очень убитый вид был у этого паршивца, а масштаб бедствия, как я тогда подумал, даст ему урок на всю оставшуюся жизнь.
 Щас!!!
 Через полгода, в такую же пятничную расслабуху, я дома уже был один. Как водится по многолетней традиции я, пообедав, мирно похрапывал в кресле перед включенным телевизором. Чтобы было ещё интереснее, в телевизоре был отключён звук. Вдруг, сквозь сон, слышу какой-то посторонний звук. «Блям-блям, блям-блям…». Ну, думаю, не совсем просыпаясь, жена пришла с работы. Удивился – чего так рано! А звук становился все громче и настойчивей! Я окончательно проснулся и стал выяснять – что это за звук и откуда он.
 Оказалось что это блямкает телефон. И что огоньки разные на нем – то включаются, то выключаются. Протирая глаза я вышел в коридор и мгновенно понял, что происходит! Сквозь дым и копоть я разглядел так же мигающую лампочку в ванной, а на стене горящий выключатель. По стене текла вода.
 Ещё в прошлый раз этот выключатель от воды шипел и грозился коротко замкнуть все в квартире! Но тогда я его вовремя отключил, оставив нас, в добавок ко всему, ещё и без света. В голове крутилась только одна мысль:
- Этого не может быть!
Но всё было наяву, всё было взаправду. С потолка, по проторенной дорожке, текла вода! Студент опять нас залил. В этот раз он решил приморить нас не только водой, но и огнём!
 По отработанной программе я взлетел на этаж выше и тупо посмотрел на запертую студентову дверь. Звонить явно не имело смысла - там никого не было. И слава Богу, что не было, потому что если бы было, то жить ему оставалось ровно столько, сколько понадобилось ему для того чтобы открыть дверь. А так, долбанув в неё ногой, и несколько поостыв от боли, я побежал по привычному маршруту в грязный и вонючий подвал закрывать крантик.
 Через пару часов студент явился домой, прочитал приклеенную мной к его двери записку со слёзной просьбой зайти в квартиру этажом ниже и позвонил в мою дверь. Я не стал тратить время на возгласы типа «Что же ты, гад, делаешь!». Я просто тыкал пальцем в сгоревший выключатель и, стараясь не прерываться в потоке своих познаний всевозможных комбинаций матерных слов, таскал его то в кухню, то в ванну, то в коридор. Меня хватило минут на пять. Когда я выдохся, он робко произнёс: «Я не нарочно!».
 И я захлебнулся, поняв, что с этим нам придётся жить всю оставшуюся жизнь. Со студентом над головой, с угрозами наводнений, цунами и землетрясений, которыми будет богата жизнь в квартире этажом выше.
 На этот раз я его жалеть не стал, потому что последствия протечки были гораздо серьёзнее и на студентову извилину можно было воздействовать только двумя способами: или тут же открутить ему башку и возместить моральный ущерб, или найти такой способ, чтобы он был более действенен в плане возмещения ущерба материального. Вскоре мы оттуда уехали. Как там устроились новые жильцы, нам не ведомо. Но дошел до нас слух, что они тоже продали эту квартиру.