Category: фотография

Category was added automatically. Read all entries about "фотография".

Ахуевахтунг!!!

Мой Живой журнал в очередной раз после 1 декабря отбросит копыта, ибо сайт, откуда я постил сюда ВСЕ фотографии закроется!

Наверное я не стану его восстанавливать.


Когда-то здесь было!



рецензент [info]champ2007

Игорь Громов-Дранкин, фотограф образца одна тысяча девятьсот сорок шестого года. Божией милостью фотограф.

У нас в Питере город не снимает только ленивый. Я не только ленивый, да еще и не фотограф, поэтому несколько скептически отношусь к снимкам родного города. В девяноста девяти случаях налет вторичности соскрести не удается. Торжественный гранит набережных, сдвинутые брови бронзового Петра, поскользнувшегося на раздавленной гадюке, нагло вызолоченные дежурные шпили Петропавловки и Адмиралтейства – банально, Хоботов! Хоть и понимаю, что в нашем городе это неизбежно, но не слишком одобряю.
Впервые случайно попав в журнал к Игорю, я не мог оторваться минут двадцать, я утонул на страницах, захлебнулся и перестал дышать, просто смотрел картинку за картинкой и пускал блаженные пузыри. Родные унылые улицы, набившие оскомину дворы-колодцы, разинутые окна в достоевских парадных, привычные лужи и обычная наша исконная грязь – боже мой, как он это снял! Как он это видит, черт возьми! КАК?! Да, это мой город, настоящий и живой, я узнаю его. Пройти по тончайшей, напряженной струне гармонии, не свалившись, не окунувшись ни в болото пошлости, ни в омут откровенного нонконформизма, определить правильную ноту и идеально чисто исполнить ее в кадре – великое искусство. И еще это дневник настоящего ленинградца, слава богу, такие еще есть.
«Мастер такого уровня вообще не нуждается в статьях о своем творчестве. Лучше чужих слов говорят за себя его фотографии.» - не мои слова, одного их предыдущих критиков. Идите и смотрите немедленно.

О фотомонтаже или "Об искусстве"

Монтаж - явление как бы незаконное в «чистой» фотографии и ей чуждое; многими - и теоретиками и практиками - монтаж изгоняется из числа светописных жанров. Но все-таки сказать о нем следует, ибо монтаж сопутствует «чистой» фотографии чуть ли не от самого ее рождения, а в последние десятилетия пользовался повышенным вниманием фотографов.
Снимок «чистой» светописи показывает зрителю предметы, которые находятся в определенных взаимоотношениях между собой и со средой, их окружающей. Фотограф композиционно выстраивает свой кадр, то есть создает в нем пространство, созвучное его, авторским представлениям о мире, однако пространство это имеет свой прообраз в действительности, где в момент фиксации существовали запечатленные вещи.
Монтажист в буквальном смысле творит изображаемое пространство. На обычном снимке оно образовано предметами и их соотношениями, увиденными фотографом в реальном мире. В фотомонтаже пространство создается из обрывков, фрагментов реальности, уже найденных и зафиксированных ранее, Иначе говоря, фотомонтаж возникает не из реальности, но из фотографий, и его пространство - в том виде, в каком оно предстает перед зрителем, - не существовало в действительном мире, оно сложено из запечатленных раздельно пространств как из блоков.
По сути своей и природе фотомонтаж - искусство компоновки предварительно запечатленных фрагментов. К нему применимо определение композиции, данное Фаворским: *... стремление к композиционности в искусстве есть стремление целью воспринимать, видеть и изображать разнопространственное и разновременное*. Время в статичных по своей природе живописных и фотографических изображениях передается через пространственные приметы и признаки, поэтому композицию в определении Фаворского можно понимать как соединение разнопространственного.
Фотомонтаж возник отчасти в результате нетерпения фотографов, не могущих найти в реальности желаемые взаимосвязи разнопространственных объектов. Фиксируя в разных пространствах отдельные фрагменты, авторы соединяли их в одно изображение, руководствуясь двумя принципиально противоположными установками. В соответствии с одной они пытались уподобить сотворенное пространство реальному - стремились, чтобы монтаж выглядел как обычный снимок. В этом случае рождался так называемый иллюзионный монтаж - вызывающий у зрителя иллюзию непосредственно запечатленной фотоаппаратом действительности,
Другая установка вела к неиллюзионному, не подражающему реальности монтажу. Авторы таких работ сознательно подчеркивали разнопространственность объектов, составляющих композицию, - намеренно соединяли на изобразительной плоскости то, что в действительном мире, как правило, не соединяется.
Иллюзионный монтаж. Этот вид фотомонтажа родился еще в середине прошлого века. Одним из первых к нему обратился французский фотохудожник Ле Грей, популярный у современников морскими пейзажами. Монтаж понадобился ему, чтобы обойти трудности, связанные с неразвитостью фототехники и несовершенством фото-материалов, не позволявших снимать небо и море при одной экспозиции. Ле Грей по-очередно фотографировал то и другое с одной точки и монтировал изображения при печати.
Английский фотограф 0. Рейландер, работавший в то же время, что и Ле Грей, при съемке групповых портретов часто сталкивался с тем, что кто-то из снимавшихся, шевельнувшись, выходил смазанным. Рейландер начал дублировать съемку и нерезкие фигуры заменять четкими, с другого негатива. При этом фотохудожник использовал так называемый клеевой монтаж: размещал на изобразительной плоскости вырезанные из разных снимков фигуры, склеивал их, тщательно ретушировал стыки и полученный оригинал переснимал.
Соотечественник Рейландера Г. Робинсон разработал технику проекционного монтажа: изображение печаталось с нескольких негативов при помощи набора масок, Робинсон достиг такой искусности, что даже специалисты с трудом отличали его монтажи от *чистых* снимков, Свою практику он обосновывал теоретически, в книгах, где утверждал, что монтажный метод, *приглушая все обыденное и уродливое* и позволяя подчеркнуть существенное, ведет к гармоничности композиции, которая *дает художнику способность выражаться понятно, помогает мыслить и ясно передавать свои мысли другим*.
Рейландер и Робинсон добивались иллюзии того, что пространство в их кадрах зафиксировано камерой, а не сотворено; иллюзия же достигалась тщательным воспроизведением перспективы и пластики, присущих обычному снимку. Робинсон, например, впечатывая облака, старался вводить их в реальное пространство пейзажа или бытовой сценки на пленэре так, чтобы зритель не приметил вмешательство автора в изображение. Ради этого он разработал целый свод правил. *Чужое* небо должно освещаться так же, как и детали пейзажа, над которым оно окажется; исходный пейзаж и небо-заготовку нужно фотографировать в одно и то же время года, и, если облака сняты в зените, их нельзя помещать у горизонта. Правила иллюзионного монтажа, сформулированные Робинсоном, не утратили эначения по сей день, как и его предупреждение: *Не следует забывать, что, если комбинированное печатание предоставляет фотографу большую свободу, оно в то же время дает возможность и для злоупотреблений*.
Со времен Рейлаидера и Робинсона мало что изменилось в технике монтажа; правда, новые материалы и лабораторная техника обогатили возможности монтажистов и упростили их работу. Изобретение фотоувеличителей, например, позволило усовершенствовать метод проекционного монтажа, поскольку одновременная проекция с нескольких установок упрощала оперирование с масштабами предметов и пространственными их соотношениями непосредственно в процессе печатания.
Новшества не отменили, однако, пи клеевой, ни проекционный монтаж - по-прежнему авторы широко ими пользуются, по-прежнему многие из них стремятся вызвать иллюзию непосредственной фиксации.
Это все писалось до времени широкого распространения цифровой фотографии, и цифровых технологий обработки изображений. А когда они появились, то предоставили широчайшую возможность использовать в творчестве фотографов-художников приемов *Иллюзионного монтажа*. Собственно в этом и заключается художественность фотографии. Исправить композицию, сделать ее по возможности идеальной, добавить в исходное изображение детали, играющие на сюжет, или убрать неиграющие – да мало ли что хороший художник-фотограф может сделать с исходным изображением! Он же художник, а не документалист, снимающий репортаж - *вот так оно было*. Он своей фотографией, являющейся ХУДОЖЕСТВЕННЫМ произведением как-бы говорит: *Так могло быть*! Зрителю остается только верить или не верить.